В Казани расскажут о Льве Толстом как исследователе Корана

Лев Толстой

Сентябрь 04 2018, 20:22
Лев Толстой

В Музее исламской культуры казанцы смогут узнать Льва Толстого с неожиданной стороны. Он предстанет в Казанском кремле как исследователь Корана.

Экспонаты выставки «Лев Толстой и исламский мир», которая откроется 7 сентября, представят результаты изучения писателем Корана, его переписку с татарской интеллигенцией.

Жителям республики покажут страницы Коранов и литературы по исламской тематике из коллекции музея-усадьбы «Ясная Поляна» с пометками Льва Толстого, его переписку с учеными из Египта и Индии, татарскими интеллектуалами, а также фотографии встреч с Садри Максуди, Гайнаном Ваисовым и другими известными людьми.

На выставке впервые широкой публике будет представлено письмо казанского публициста и писателя Фатиха Амирхана, в котором он обращается ко Льву Толстому за советом. Кроме того, будут показаны «книжки-малютки» — недорогие карманные издания — с переводами произведений Льва Толстого на татарский язык и периодические издания рубежа XIX-ХХ веков.

Открытие выставки состоится в 16.00. Казанцы смогут посетить ее до конца ноября, сообщают организаторы.

Толстой, как известно был отлучен от церкви и предан анафеме. Письма великого писателя проливают свет на его мировоззренческие убеждения.

Вот что он пишет о церкви:

«Мир делал все, что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни. Мир учреждал свою, во всём противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним. И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но и утверждать, что в этом-то состоит учение Христа»

Ясная Поляна, март 1909 года

Русская женщина Елена Ефимовна Векилова, вышедшая замуж за мусульманина генерала  Ибрагима ага Векилова, написала Толстому, что её сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть. Вот,что, в частности, ответил ей писатель:

«Что касается до самого предпочтения магометанства православию…, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия. Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…»

Ясная Поляна, 15 марта 1909 года

Еще одно письмо писателя также проясняет его мировоззрение, сложившееся в результате мучительных поисков:

«Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы – этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня. 

Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном; правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.

Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда всё будет прекрасно».

Ясная Поляна, апрель 1884 года

1 отзывов
Расскажите друзьям: